Слабослышащие и глухие дети: Слабослышащие дети – Вы точно человек?

Содержание

Классификация детей с нарушениями слуха

Дети с нарушение слуха на уроке ППО В данной статье пойдет речь о классификации детей с нарушением слуха, методики их обследования (различия по состоянию слуха, определение степеней тугоухости и группы глухоты), а также в чем отличие нарушение слуха у ребенка от взрослого человека.

У детей с нарушением слуха имеющие стойкое двустороннее нарушение, обычное речевое общение с окружающими затруднено или без слухового аппарата невозможно. В соответствии со статистикой Всемирной Организации Здравоохранения по индустриально развитым странам, число детей в возрасте до 16 лет, страдающих нарушениями слуха различной этиологии, в России превышает 600 тыс.

В России создана единая система раннего выявления нарушений слуха, начиная с периода новорожденности.

К настоящему времени созданы медицинские и педагогические методики выявления нарушений слуха у детей младенческого, раннего, дошкольного и школьного возраста и взрослых (Г.А. Таварткиладзе, М.Я. Козлов, Ф.Ф. Pay, И.Г. Багрова, Э.И. Леонгард, А.Л. Левин, Е.П. Кузьмичева, Т.В. Пелымская, Н.Д. Шматко и др.)

Данные педагогического обследования дополняют результаты медицинской диагностики нарушений слуха. Результаты аудиологического и педагогического обследования сопоставляются между собой, и только при условии их соответствия можно быть уверенным, что состояние слуха оценено правильно.

Методики обследования слуха у детей

Педагогические методики обследования слуха у детей первого года жизни основываются на регистрации безусловных ориентировочных реакций на различные звуки: музыкальные инструменты и игрушки с разной частотной характеристикой (погремушка, дудка, гармошка, свисток, барабан), голос (в зависимости от состояния слуха — разговорной или повышенной громкости), шепот (если отмечаются реакции на голос разговорной громкости на расстоянии более 1 м). Данные реакции проявляются в замирании (двигательном торможении) или, наоборот, активизации движений, повороте головы или глаз в сторону звука, в плаче, прекращении или активизации сосания и др. У детей старше 1,5 лет при обследовании слуха выявляется наличие условной двигательной реакции на различные неречевые и речевые стимулы, расстояние, на котором дети уверенно реагируют на данные стимулы определенным действием (умеют ждать начала сигнала и действуют точно на начало сигнала). В качестве звуковых стимулов используются музыкальные инструменты и игрушки с разной частотной характеристикой, слогосочетания и слова, произносимые голосом разговорной или повышенной громкости, шепотом. Кроме этого выявляются возможности ребенка воспринимать на слух знакомые слова с разной частотной характеристикой (используются специальные списки слов), расстояние, на котором ребенок точно повторяет предъявленные речевые стимулы. В обследование включается также выявление у ребенка возможности различать на слух знакомые слова в условиях ограниченного выбора после неоднократного предъявления образца звучания.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Различия по состоянию слуха

По состоянию слуха различают детей слабослышащих (страдающих тугоухостью) и глухих. Тугоухость — стойкое понижение слуха, вызывающее затруднения в восприятии речи. Тугоухость может быть выражена в различной степени — от небольшого нарушения восприятия шепотной речи до резкого ограничения восприятия речи разговорной громкости. При тугоухости у ребенка возникают затруднения в восприятии и самостоятельном овладении речью. Однако остается возможность овладения с помощью слуха хотя бы ограниченным и искаженным составом слов. Детей с тугоухостью называют слабослышащими детьми. Глухота — глубокое стойкое поражение слуха, при котором восприятие речи без слухового аппарата становится невозможным. При глухоте самостоятельного овладения; речью детьми (спонтанное формирование речи) не происходит.

Внутри каждой из этих групп отмечается различное понижение слуха. В аудиологии разработан ряд классификаций детей с нарушениями слуха, в основу которых положены различные факторы. В сурдопедагогике в нашей стране широко пользуются классификацией Л.В. Неймана (1961). В ней учитываются степень поражения слуховой функции и возможности восприятия речи на слух.

Определение степеней тугоухости

В качестве основного критерия определения степеней тугоухости Л. В. Нейман использует степень понижения слуха в области речевого диапазона частот по данным субъективной тональной пороговой аудиометрии.

В зависимости от средней потери слуха в указанном диапазоне выделяются три степени тугоухости:

  • 1-я степень — снижение слуха не превышает 50 дБ;
  • 2-я степень — средняя потеря слуха от 50 до 70 дБ;
  • 3-я степень — потеря слуха превышает 70 дБ.

Затруднения в овладении речью могут возникать у ребенка уже при снижении слуха на 15—20 дБ. Это состояние Л.В. Нейман считает границей между нормальным слухом и тугоухостью. Условная граница между глухотой и тугоухостью, по классификации Л.В. Неймана, находится на уровне 85 дБ.

При 1-й степени тугоухости, когда средняя потеря слуха не превышает 50 дБ, для ребенка остается доступным речевое общение: он может разборчиво воспринимать речь разговорной громкости на расстоянии более 1—2 метров, шепот около уха.

При 2-й степени тугоухости снижении слуха от 50 до 70 дБ, речевое общение затруднено, так как разговорная речь воспринимается на расстоянии до 1 метров, шепот не воспринимается.

При 3-й степени тугоухости потере слуха свыше 70 дБ, общение нарушается, так как речь разговорной громкости воспринимается не всегда разборчиво даже у уха.

Группы глухоты

Возможности, которыми располагают глухие дети для различения звуков окружающего мира, зависят в основном от диапазона воспринимаемых частот. В зависимости от диапазона воспринимаемых частот выделены четыре группы глухих:

  • 1-я группа — дети, воспринимающие звуки до 250 Гц;
  • 2-я группа — дети, воспринимающие звуки до 500 Гц;
  • 3-я группа — дети, воспринимающие звуки до 1000 Гц;
  • 4-я группа — дети, которым доступно восприятие звуков в широком диапазоне частот до 2000 Гц и выше.

В настоящее время при оценке состояния слуха детей широко используется Международная классификация нарушений слуха. В соответствии с Международной классификацией средняя потеря слуха определяется в области частот 500,1000 и 2000 Гц.

  • 1-я степень тугоухости — снижение слуха составляет 25—40 дБ;
  • 2-я степень — 40—55 дБ;
  • 3-я степень — 55—70 дБ;
  • 4-я степень — 70—90 дБ.

Снижение слуха более 90 дБ определяется как глухота.

Нарушение слуха у ребенка

Ребенок с нарушением слухаНарушение слуха у ребенка необходимо рассматривать в его принципиальном отличии от аналогичного недостатка у взрослых. У взрослого нарушение деятельности слухового анализатора приводит к проблемам устного общения. Нарушение слуха в раннем возрасте влияет на ход психического развития ребенка, вызывает ряд тяжелых вторичных отклонений в развитии, прежде всего в формировании речи.

Слух и речь тесно связаны между собой. С одной стороны, нарушение слуха препятствует естественному развитию речи; с другой — нормальное использование слуха находится в зависимости от уровня развития речи. Слуховое восприятие имеет решающее значение для формирования речи: невозможность полноценного слухового восприятия создает препятствия для овладения речью и вызывает нарушения речевого общения у ребенка. Отсутствие устной речи или значительное ее недоразвитие затрудняет овладение письменной формой речи: понимание читаемого, передача собственных мыслей на письме. В свою очередь, недоразвитие речи служит препятствием в овладении знаниями в различных сферах жизни человека.

Группа детей с нарушениями слуха исключительно разнообразна и по уровню речевого развития, что обусловлено сочетанием следующих факторов: степенью нарушения слуха, временем возникновения слухового дефекта, педагогическими условиями, в которых находился ребенок после появления нарушения слуха; индивидуальными особенностями ребенка. Отмечается прямая взаимосвязь между снижением слуха и состоянием речи: чем больше потеря слуха, тем сильнее страдает речь ребенка, а при тяжелых нарушениях она вообще не развивается без специального обучения.

Педагогические условия, в которых находится ребенок после потери слуха, имеют важное значение для его психического и речевого развития: чем раньше выявлено снижение слуха, тем успешнее будет проходить развитие ребенка, тем меньше опасность тяжелого отставания в развитии познавательной деятельности, формировании речи и общения, личностном развитии. Для успешного развития ребенка со сниженным слухом важное значение имеет раннее слухопротезирование, создание речевой среды в семье, проведение обще развивающих и коррекционных занятий. На процесс речевого развития детей с нарушениями слуха влияют дополнительные нарушения (задержка психического развития, умственная отсталость, нарушение зрения и т. п.), которые значительно затрудняют процесс формирования речи и развития личности в целом.

Глухие и слабослышащие

Ориентируясь на указанные принципиальные положения педагогической типологии, P.M. Боскис выделила две основные группы детей с недостатками слуха: глухие и слабослышащие.

К группе глухих отнесены дети, состояние слуха которых не создает возможности для спонтанного формирования речи (без специального обучения). В зависимости от состояния речи среди глухих выделены две категории. Первая категория — дети без речи, родившиеся глухими или потерявшие слух в период, предшествующий формированию речи (примерно до 2 лет), — это ранооглохшие дети. Вторая категория — дети, потерявшие слух в период, когда их речь была сформирована, при этом уровень развития речи может быть различен — это позднооглохшие дети.

К группе слабослышащих отнесены дети с нарушенным слухом, при котором возможно самостоятельное речевое развитие, хотя бы в минимальной степени.

С учетом состояния речи выделены две категории слабослышащих детей: слабослышащие дети, которые к моменту поступления в школу имеют тяжелое недоразвитие речи, (отдельные слова, короткие, неправильно построенные фразы, грубые нарушения лексического, грамматического, фонетического строя речи), и слабослышащие дети, владеющие развернутой фразовой речью с небольшими отклонениями в грамматическом строе, фонетическом оформлении.

На основании выделения различных групп детей с нарушениями речи P.M. Боскис определила дифференцированные условия их обучения, основанные на различных способах восприятия речи и различных способах ее формирования. В соответствии с выделенными категориями детей были созданы различные типы школ: специальная школа для, глухих детей и специальная школа для слабослышащих и позднооглохших детей с двумя отделениями: первое; — для детей, владеющих развернутой речью; второе — для детей с глубоким недоразвитием речи.

Вывод. Дети с нарушениями слуха представляют собой неоднородную группу, характеризующуюся разной степенью и характером нарушений слуха; временем, в котором произошло понижение слуха; уровнем речевого развития; наличием или отсутствием дополнительных отклонений в развитии в качестве первичных, а также педагогическими условиями, в которых находился ребенок после потери слуха.

Глухие и слабослышащие дети – особенности и обучение

Попробуйте представить мир без звуков, мелодий, шумов и ритмов. Он словно утрачивает краски, в нем меньше эмоций, меньше слов, ведь некоторые понятия, не будучи озвученными, просто теряют смысл. И все же взрослые могут достучаться до мира глухого или слабослышащего ребенка, помочь ему стать полноценной личностью и наладить контакт с окружающими.

Глухие и слабослышащие дети

Отличия между глухотой и слабым слухом

Слабослыщание и глухота – это разные степени нарушения слуха. Для педагога или дефектолога эти термины имеют большое значение, ведь подход к обучению ребенка будет напрямую зависеть от степени недуга. Слабослышащими считаются дети, которые распознают звуки в диапазоне от 15 до 75 дБ. Более глубокие нарушения принято называть глухотой.

Слабослышащие дети способны воспринимать речь и накапливать словарный запас. У глухих деток речь может быть сохранена только, если она была сформирована до потери слуха. Если глухота врожденная, то требуется серьезное педагогическое воздействие, чтобы у ребенка не возникла глухонемота, которая, в свою очередь, сказывается на психическом и физическом развитии, затрудняет ориентировку в пространстве, становится причиной шаркающей походки, необычных голосовых реакций.

При слабослышании ребенок может полагаться на остаточный слух, а его, в свою очередь, можно усилить при помощи слухового аппарата. Это позволяет компенсировать недостаток и помогает ребенку овладеть речью.

При глухоте ребенок, как правило, полагается на другие сохранные анализаторы, но не имеет возможности овладеть словесной речью и использует мимико-жестикуляторную, а также предметы, действия, рисунки. Требуется специальное обучение для того, чтобы сформировать у такого человека речевое мышление.

Методики обучения

В классической педагогике выделяют два метода обучения детей с нарушениями слуха – жестовый и чистый устный. Первый способ предполагает обучение ребенка языку, в котором каждое слово является эквивалентом жеста, а также пальцевой азбуке (дактилологии), в которой пальцевые знаки обозначают буквы алфавита. Второй способ заключается в обучении малышей устной и письменной речи «без рук».

Государственные детские сады компенсирующего типа предлагают обучение в интернатной форме. Комплектуются небольшие группы по 6 человек, в которых дети пребывают в течение недели, а родителей видят по выходным. При этом создаются условия для развития малышей, но из-за узкого круга контактов в дальнейшем могут возникнуть проблемы с реабилитацией в обществе.

Методика Э. И. Леонгард предлагает активно привлекать родителей к образовательному процессу. Согласно этой методике ребенок должен посещать обычные сады и школы, параллельно проходя индивидуальную работу с сурдопедагогами.

Билингвистический метод предполагает, что ребенок сам выбирает, каким должен быть стиль жизни и способ общения.

Верботональный метод предполагает обучение по типу экстерната, когда родители могут заниматься с ребенком каждый день. Коррекционная работа направлена на максимальное использование остаточного слуха. При этом в ход идет развитие слухового восприятия, с помощью специального тактильно-вибрационного оборудования малыши учатся ощущать, как звучат слова и неречевые звуки, выполняют упражнения фонетической ритмики, учатся правильному произношению.

Во многих современных заведениях предусмотрено интегрированное обучение — слышащие и неслышащие малыши обучаются вместе, а педагоги, исходя из ситуации, решают, по какой методике будут проходить занятия.

Работа с остаточным слухом

Родители должны создать условия, которые помогут ребенку развиваться, не отставая от сверстников, не имеющих слуховые патологии. Если у ребенка имеется остаточный слух, нужно как можно раньше обеспечить его слуховым высококачественным аппаратом, а по возможности, двумя, чтобы звуковая информация могла поступать от обоих ушей.

Современные слуховые аппараты позволяют компенсировать даже сильно выраженный дефект. В частности, можно использовать метод кохлеарной имплантации, который позволяет восстановить слух при условии нормального состояния спирального ганглия, слухового нерва и вышележащих слуховых центров. Такой имплант рекомендуется устанавливать в возрасте 1-2 года, когда речевые навыки еще не сформировались, а метод имплантации уже допустим. В этом случае эффективность реабилитации будет намного выше, чем в старшем возрасте.

Активизация слуха и речи

Основная задача педагогов и родителей глухого или слабослышащего ребенка – активировать слуховое внимание, восприятие и речь. Это возможно при соблюдении нескольких условий:

  • Пребывание в речевой среде. Ее составляют семья, где все члены имеют сохранный слух, а также специалисты, которые занимаются обучением детей.
  • Создание адекватного образовательного пространства. Ребенок будет испытывать проблемы с грамматическим построением речи, неправильным произношением или употреблением звуков в слогах, и это требует коррекции.

По мнению многих специалистов, слабослышащих детей не стоит торопить в обучении, а следует делать ставку на творческую и практическую деятельность. Например, ребенок получит лучшие представления о цвете, форме и величине предметов не из объяснений, а познакомившись с предметами и самостоятельно отметив их свойства и качества, сколько бы времени это ни занимало.

Программа обучения должна быть направлена на раскрепощение и развитие у ребенка уверенности в себе. Ведь если, к примеру, просто поправлять малыша, показывая, что он рисует или лепит «неправильно», у ребенка может развиться комплекс, и он вовсе откажется от творчества.

Обучение чтению тоже имеет свои особенности: детей учат воспринимать слова целиком, без обучения буквам, что исключает механическое заучивание слов, этот метод называют глобальным чтением.

При освоении письма дети вначале пишут большими буквами, чтобы в работе была задействована не только кисть, а вся рука, плечевой пояс, туловище и даже ноги. После того, как дети осваивают последовательность букв и пространство, в котором слова существуют, можно переходить к письму на бумаге.

Все эти и многие другие принципы обучения можно применить как в условиях коррекционного учебного заведения, так и в семье. Важно не упустить момент и создать мир, среду, наполненную любовью, вниманием и терпением, в которой ваш ребенок сможет преодолеть все трудности в обучении и общении.

Оцените статью:

Как учат слабослышащих детей в России и Британии

В России часто говорят об инклюзии и активно реформируют систему коррекционного образования. В том числе и для слабослышащих детей. В мире их 34 миллиона, и каждая страна по-своему решает эту задачу. Разбираемся, чем российская система отличается от британской и почему инклюзия не всегда работает.

По статистике Всемирной организации здравоохранения, в мире 466 миллионов слабослышащих людей. Это каждый двадцатый житель земли. 34 миллиона из них – дети, и им нужно качественное и доступное образование. Каждая страна самостоятельно решает, поместить ли слабослышащих детей в специальные коррекционные учебные заведения или создать возможности для учебы в обычной школе – подходы разнятся. Но люди до сих пор глухи к проблемам слабослышащих и часто реформируют систему образования, не думая о последствиях, и слишком сильно все упрощают.

Кто такие слабослышащие и глухие и как они общаются

Что мы знаем о глухих и слабослышащих? Обычно это набор стереотипов: они не слышат, не говорят, не могут нормально освоить школьную программу. Я впервые общалась со слабослышащими уже во взрослом возрасте, в 22 года. Удивлению моему не было предела, когда на вильнюсском автовокзале меня на чистом русском спросили, знаю ли я, где автобус в Санкт-Петербург… И попросили написать ответ на телефоне, потому что плохо слышат, что я говорю. Слабослышащих не было ни в одной из моих школ, ни в одном из моих университетов — что я могла о них знать?

Не все «глухие» – глухие. Проблем со слухом много. Они диагностируются у тех, кому сложно воспринимать звуки тише 25 децибел – это громкость человеческой речи. Тугоухостью называют легкие нарушения, затрудняющие восприятие звуков тише 40 дБ без специальных устройств. Таким людям помогают слуховые аппараты. Диагноз «абсолютная глухота» ставят тем, кто не слышит ничего тише 90 дБ из-за серьезных нарушений. Часто им помогают кохлеарные имплантаты, хотя это еще диковинка. С этими техническими приспособлениями слабослышащие и глухие воспринимают речь, а значит, социализируются, учатся, общаются с теми, кто не владеет жестовым языком.

Слуховые аппараты и кохлеарные имплантаты не помогают некоторым пациентам, а мировая потребность в таких приспособлениях в девять раз превышает объем их производства. Не хватает специальных приспособлений во всех странах мира, в том числе и в России, и в Великобритании, но дефицит зависит от уровня экономического развития. Поэтому для коммуникации используются жестовые языки – в мире их больше 100. На них строится культура и самоидентификация слабослышащих и глухих, а многие дети узнают словесный язык гораздо позже жестового. Поэтому его используют и изучают в специализированных школах, а международные организации, в том числе ООН, защищают статус таких систем коммуникации. В 1990-е гг. новости на ОРТ обязательно снабжали сурдопереводом, но потом от этой инициативы почему-то отказались. А ведь по данным переписи населения РФ 2010 года, русским жестовым языком владело 120 тыс. человек – больше, чем словесным итальянским или китайским.

Сами по себе проблемы со слухом и даже полная глухота никак не влияют на когнитивные функции. Но дети, которые родились слабослышащими или стали такими в младенчестве, хуже осваивают словесный язык. Человек учится понимать человеческую речь с первых дней жизни. Так он усваивает грамматический и лексический строй, фонетику языка, которым ему предстоит пользоваться. В большинстве стран мира, в том числе в России, врожденные или приобретенные в младенчестве нарушения слуха диагностируются поздно, после 3-х лет. Выявляется это потому, что ребенок вовремя не начинает говорить. Немота не вызвана физическими дефектами: человек воспроизводит те звуки, которые слышит, а если не слышит, то и воспроизвести ничего не может. Из-за этого к школьному возрасту ребенку сложнее выражать свои мысли и понимать высказывания других: он осваивал устный язык меньше, чем его сверстники. В специализированных коррекционных учреждениях слабослышащих детей, наравне с жестовым языком, учат разговаривать, чтобы в будущем они благополучно интегрировались в общество, получили образование и нашли работу.

Как все устроено: российский и британский опыт

Отечественная система образования для людей с особенностями слуха вытекает из советской — она сложилась во второй половине XX века. Тогда слабослышащих детей определяли сначала в детские сады компенсирующего типа, потом такие ребята учились в коррекционных школах-интернатах, после чего поступали в специализированные техникумы и приобретали рабочую специальность. С ними везде работали коррекционные педагоги и сурдопереводчики. Советское государство пыталось обеспечить соблюдение прав слабослышащих на образование и на труд наравне со всеми, но делало это по-своему: наравне не означало, что они будут интегрированы, а лишь что пройдут обязательные ступени образования.

Эта система все еще сохраняется, хотя в России на протяжении нескольких лет говорят об инклюзивном образовании, в том числе и для слабослышащих детей. По оценке Российского детского фонда, их 200 000, сколько из них школьников – неизвестно. Закон об образовании гарантирует им обучение «по адаптированным основным общеобразовательным программам» в специализированных учреждениях. Учреждения могут быть разными: сюда входят и обычные школы, и коррекционные.

Реформа образования и переход к инклюзивному обучению разрывают привычную советскую парадигму «из школы-интерната в техникум». Всего, по данным Министерства образования, в России 3 752 класса, где глухие и слабослышащие обучаются совместно с ребятами, у которых нет проблем со слухом. Переход еще не закончен, и делать выводы об эффективности инклюзивного образования рано. Но специалисты говорят, что количество коррекционных школ сокращается, часто их сливают с обычными. Из-за этого уменьшается и штат сурдопереводчиков и коррекционных педагогов — виной всему оптимизация. Об этом еще в 2014 году предупреждал Максим Ларионов, начальник отдела социальных программ и проектов Управления социальной политики и реабилитации Всероссийского общества глухих в интервью радио «Свобода».

В Великобритании система уже давно построена на принципах инклюзии. По статистике, в Соединенном Королевстве 53 000 слабослышащих детей, 40 000 из них – школьники. Каждому образовательная система предлагает варианты в зависимости от конкретных особенностей и потребностей.

84 % глухих и слабослышащих британских детей учатся в обычных школах, причем только 6 % нуждается в специальном техническом оснащении классов или помощи ассистента. В раннем детстве они посещают специализированные детские сады, где работают с коррекционными педагогами. К 6-7 годам разница в уровне владения словесным языком выравнивается, и они продолжают обучение наравне со сверстниками. Есть и специализированные школы. В них учатся около 6 000 (15 %) юных жителей Великобритании, но только 1 000 (3 %) из них – в учреждениях для глухих и слабослышащих. 292 ребенка находятся на домашнем обучении.

Те ребята, которые учатся в обычных школах, включены в программу «ассистированного обучения». Некоторым детям помогает педагог с соответствующей квалификацией: «У меня есть учитель для слабослышащих, который приходит и проверяет мой прогресс. Это позволяет мне получить то же образование, что и мои одноклассники, даже если мне нужно больше помощи, чтобы усвоить материал», – говорит молодая британка Таша. Другие дети пользуются помощью ассистентов. У них нет образования, чтобы подтягивать по программе, и они помогают ребенку учиться самому. Например, пишут за него конспекты на занятиях.

Обратная сторона медали: почему инклюзия не всегда работает

Системы образования для слабослышащих детей в Великобритании и России пока еще очень разные, но проблемы у них уже схожие. В обеих странах не хватает специалистов, нет баланса между обучением и инклюзией.

Проблема № 1. Дефицит учителей, ассистентов, сурдопереводчиков.

В Великобритании эта тенденция наметилась около 8 лет назад. По данным, приводимым газетой The Guardian, преподавателей и ассистентов за это время стало меньше на 14 %, хотя количество детей увеличилось на треть. Это связано с сокращением финансирования и с отсутствием сменяемости поколений в профессии. Нагрузка на каждого педагога увеличивается: в зависимости от региона Великобритании, каждый учитель и ассистент работает с 60–73 слабослышащими детьми. В отдельных районах эта количество переваливает за 100.

Энди, отец слабослышащего мальчика из Йоркшира, еще в 2010 году жаловался исследователям на неудовлетворительный уровень помощи: «У моего сына 10 часов в неделю с ассистентом преподавателя, у которого только самый базовый уровень подготовки. 10 часов – примерное время, ведь он бывает занят другими делами или одновременно работает с группой ребят, а не только с моим сыном. Очень не хватает персонала с необходимой квалификацией, поэтому мой сын часто предоставлен самому себе. Учителя для глухих нет уже год-полтора».

В России ситуация похожая. Поскольку переход к инклюзивному образованию еще не закончен, можно было бы списать временные сложности с кадрами на просчеты в планировании. Но тенденции последних лет говорят о том же: количество педагогов и сурдопереводчиков в школах сокращается, что негативно сказывается на процессе обучения. И если в случае с Великобританией это связано в первую  очередь с отсутствием сменяемости поколений, то в России — с оптимизацией системы образования и сокращением расходов. В коррекционных школах 1-го типа (для слабослышащих детей) на одного педагога приходилось 6 человек. В обычных школах в классе обычно 25–30 человек. Следовательно, под сокращение в случае слияния попадают как раз специалисты, работающие с особенными детьми.

Проблема № 2. Уровень знаний и дальнейшая жизнь.

В Великобритании, даже при всесторонней поддержке и возможности посещать обычные школы наравне с другими детьми, слабослышащие до сих пор хуже сдают выпускные экзамены. 60 % из них не получают высший балл по 5 необходимым экзаменам, чаще всего заваливают английский язык и математику. Этот показатель постепенно снижается, но у детей с нормальным слухом он все еще в два раза выше.

Плохие оценки свидетельствуют о недостаточном уровне знаний и мешают получить грант при поступлении в университет. Высшее образование в Великобритании преимущественно платное, а стоимость достигает десятков тысяч фунтов стерлингов. Тем не менее две трети слабослышащих учеников становятся студентами. И сталкиваются уже с другими проблемами. Формально все университеты обязаны принимать таких студентов на любые программы и поддерживать их, в том числе оснащая аудитории специальным оборудованием и нанимая ассистентов. Но государственные дотации с каждым годом сокращаются, и не все вузы готовы оплачивать программу из своих средств.

В России пока не проводилось значительных исследований об эффективности инклюзивного образования и об уровне знаний, с которым слабослышащие выпускники покидают школы. Однако согласно исследованию М. Ясина, коррекционные педагоги и сурдопереводчики в 2016 году боялись «явного перекоса в сторону социализации в ущерб образованию». Вероятно, эта тенденция наметилась уже тогда и остается актуальной.

«Стеклянный потолок» – еще одна проблема, с которой сталкиваются российские слабослышащие. Если в Великобритании дальнейший выбор жизненного пути ограничивает только финальный балл за экзамены и материальное положение, то в России попросту не выстроена система высшего образования для людей с особенностями. Не все вузы готовы принять в свои стены слабослышащих студентов – в большинстве регионов России нет ни одного такого университета, а список программ очень ограничен. Вузы не готовы создавать необходимые условия, то есть нанимать сурдопереводчиков или оснащать аудитории специальной техникой: у них нет на это средств. Получается, что даже закончив среднюю ступень наравне со всеми, слабослышащим в России почти негде продолжить образование.

Выводы

Опыт британских коллег показывает, что при инклюзивном образовании слабослышащие и глухие дети лучше интегрируются в общество, социализируются. Их карьерные и профессиональные перспективы расширяются: вместо техникумов они идут в университеты и изучают то, что нравится. Но только если система образования учитывает потребности и особенности каждого ребенка.

При переходе к инклюзивному образованию самую важную роль играет осведомленность населения и готовность слабослышащих бороться за свои права. Я не встретила ни одного упоминания о буллинге в британских школах или о негативном отношении родителей к такой форме обучения. Все дело в просвещении и продуманности системы. В Великобритании работает Национальное общество глухих детей. На его сайте собрана информация о школах и детских садах, о законодательных нормах и правах слабослышащих. Для родителей работает горячая линия, где отвечают на вопросы, дают советы и принимают жалобы.

В России за права слабослышащих борется Всероссийское общество глухих, которое не специализируется на проблемах обучения детей. На их официальном сайте опубликован список учебных учреждений для глухих, работает горячая линия по вопросам высшего образования. Представители общества и родители слабослышащих детей выступают против закрытия коррекционных школ и за возможность выбора между инклюзивной и традиционной формой для своих детей, но мало говорят об этом публично.

Российское общество пока не готово к таким экспериментам с образованием из-за недостаточной осведомленности о жизни и когнитивных способностях слабослышащих детей. Мария Перфильева, руководитель отдела инклюзивного образования региональной общественной организации людей с инвалидностью «Перспектива», в интервью изданию «Такие дела» подчеркивала, что все стереотипы, из-за которых дети начинают травить одноклассников с инвалидностью, исходят от взрослых. Многие учителя не готовы к тому, что им придется работать в классе с таким ребенком: они не знают, как найти к нему подход. Только 6 % родителей считают возможным обучение слабослышащих детей в обычных классах. Недостаточная осведомленность общества о проблемах глухих и слабослышащих сведет на нет все плюсы инклюзии. Прежде чем закрывать школы-интернаты, государство должно не только выстроить эффективную систему, в которой потребности каждого слабослышащего ребенка будут учтены вплоть до его выпуска из университета, но и провести просветительскую работу.

Этиология нарушения слуха и речи у глухих и слабослышащих детей

Современные исследователи в области сурдопсихологии (Д.И.Тарасов, А.Н.Наседкин, В. П.Лебедев, О.П.Токарев и др.) пришли к выводу, что все причины и факторы нарушений слуха следует разделить на три группы:

Первая группа — это причины и факторы, приводящие к возникновению наследственной глухоты или тугоухости.

Вторая группа — факторы, воздействующие на развивающийся плод во время беременности матери или приводящие к общей интоксикации организма матери в этот период (врожденное нарушение слуха).

Третья группа — факторы, действующие на сохранный орган слуха ребенка в процессе его жизни (приобретенное нарушение слуха). Вместе с тем исследователи полагают, что достаточно часто поражение слуха возникает под действием нескольких факторов, оказывающих воздействие в различные периоды развития ребенка. Соответственно при этом выделяют фоновые и манифестные факторы. Фоновые факторы, или факторы риска, создают благоприятный фон для развития глухоты или тугоухости. Манифестные факторы вызывают резкое ухудшение слуха.

Фоновые факторы можно определить как факторы наследственного происхождения, к ним следует отнести различные нарушения метаболизма. К фоновым факторам врожденного происхождения возможно отнести перенесенную матерью во время беременности вирусную инфекцию. Особое влияние оказывают неблагоприятные воздействия на плод антибиотиков, каких-либо лекарственных препаратов, или асфиксия при родах. Справедливости ради необходимо заметить, что эти факторы могут не привести к появлению тугоухости, но вызвать условные повреждения слухового анализатора, что последующие воздействия нового вредоносного фактора (например, заболевание ребенка вирусной инфекцией) вызовут выраженное нарушение слуха.

В сурдологической практике выделяют три основные группы детей с нарушениями слуха: глухие, слабослышащие (тугоухие) и позднооглохшие дети.

Клиническая картина глухих детей указывает на глубокое стойкое двустороннее нарушение слуха, которое определяется прежде всего наследственностью, врожденными или приобретенными в раннем детстве факторами — до овладения речью (постнатальный период). В случае, когда глухих детей не обучают речи специальными средствами (не оказывают должной сурдологической и логопедической помощи по каким-либо внешне социальным причинам), они становятся немыми — глухонемыми, как называли их не только в бытовой практике, но и в научных работах до 1960-х годов прошлого столетия. При этом, большинство глухих детей имеют остаточный слух. Они воспринимают только очень громкие звуки (силой от 70 — 80 дБ) в диапазоне не выше 2000 Гц. Как показывает практика и вместе с ней проведенные исследования, глухие лучше слышат более низкие звуки (до 500 Гц) и практически не воспринимают высокие (свыше 2000 Гц). Если глухие ощущают звуки громкостью 75—90 дБ, то принято считать, что у них тугоухость третьей степени. Если же глухие ощущают только очень громкие звуки — силой более 90 или 100 дБ, то состояние их слуха определяется как тугоухость четвертой степени. Длительное обучение таких лиц речи обеспечивает в конечном итоге формирование речи, приближающееся к нормальному или хотя бы способствующего общению в социальной среде. Далее невозможно не сказать о том, что глухота вызывает вторичные изменения и нарушения в психическом развитии ребенка — более медленное и протекающее с большим своеобразием развитие речи. Отпечаток накладывается на все стороны познавательной деятельности данного лица.

Слабослышащие (тугоухие) — дети (лица) с частичной недостаточностью слуха, приводящей к стойкому нарушению речевого развития. К слабослышащим относятся дети с весьма большими различиями в области слухового восприятия. Слабослышащими принято считать лица, начинающих слышать звуки громкостью от 20 — 50 дБ и больше (тугоухость первой степени) и если он слышит звуки только громкостью от 50 — 75 дБ и больше (тугоухость второй степени). Соответственно у разных детей сильно варьирует и диапазон воспринимаемых звуков по высоте.

Конечно, недостатки слуха у ребенка приводят к замедлению темпа в овладении речью, к восприятию речи на слух в искаженном виде, изменению строя фонетико-фонематического ряда и т.п. Варианты развития речи у слабослышащих детей разноплановы и во многом зависят от индивидуальных психофизических особенностей ребенка и от тех социально-педагогических и психологических условий, в которых он находится, воспитывается и обучается.

Позднооглохшие — это дети, потерявшие слух вследствие какой-либо болезни или травмы после того, как они овладели речью, т.е. в 2—3-летнем и более позднем возрасте. Потеря слуха у таких детей носит тотальный, или близкая к глухоте, характер или близкий к той, что наблюдается у слабослышащего ребенка. На этой почве у ребенка может появиться тяжелая психическая реакция на то, что он не слышит многие звуки или слышит их искаженными, не понимая, что ему говорят. Это порой приводит к полному отказу ребенка от какого-либо общения в окружающей его среде, дает толчок психическому заболеванию (раннему детскому аутизму, ретардации) . Задача перед специалистом состоит в том, чтобы научить ребенка воспринимать и понимать устную речь. В случае, если у него имеются достаточные остатки слуха, то данная цель достигается с помощью слухового аппарата. Однако, при более тотальном нарушении слуха необходимыми к применению становятся дактиль, жестовая речь, чтение с губ (редкое явление на сегодняшний день, поскольку специалистов, владеющих этим приемом становится весьма мало) и письменная речь (нарушение которой у глухих и слабослышащих детей носит иногда стойкий характер).

Хочется отметить, что при гемолитической болезни новорожденных, (несовместимость крови плода и матери по резус-фактору или по принадлежности их крови к разным группам), возможно наблюдать нарушение слуха, которое может сочетаться: с общим поражением мозга и олигофренией, с диффузным поражением мозга, с задержкой психического развития, с выраженным гиперкинезом, с поражением ЦНС в виде спастических парезов и параличей, с легким поражением нервной системы и т.д. При этом нарушение слуха может быть обусловлено нарушениями функций мозговых систем, в которых должен осуществляться прием, анализ и синтез звуковой информации (височная доля головного мозга: 20, 21, 22, 41, 42, 52-ое поля), поступающей из внешней среды.

Приобретенное нарушение слуха, возникшее вследствие травмы черепа, может быть связано с нарушением не только рецепторного отдела слухового анализатора, но и его проводящих путей и корковой части. Нередко недостаточность слуха сочетается с нарушением вестибулярного аппарата.

Обязательно, всякому собственно психологическому исследованию детей должен предшествовать сбор подробных анамнестических данных.

Особенности речи глухих и слабослышащих

Ограниченное понимание речи — один из наиболее заметных и массивных симптомов. Экспрессивная речь характеризуется следующими особенностями: запас слов ограничен, отличается диффузностью, расширенностью и неточностью их значений.

В грамматическом строе отмечаются более или менее грубые нарушения (от однословного предложения до развернутой фразы, с ошибками в падежных согласованиях, в употреблении предлогов).

В произношении слов имеется много искажений в структуре слова: интересно, что обычно сохраняется контур слов или хотя бы ударный слог, как наиболее слышимый, на этом основании могут смешиваться слова фонетически сходные.

Характер звукопроизношения слабослышащих лиц будет следующим: 1) смешение звонких и глухих при явлениях озвончения глухих согласных; 2) сигматизмы (в основном призубный и боковой), длительно удерживающиеся замены шипящих свистящими и смешение свистящих и шипящих; неправильное произнесение соноров «р» и «л»; 3) недостатки смягчения; 4) позднее формирование аффрикат; 5) выпадение при стечении согласных одной из согласных.

Голос слабослышащего обычно глухой, интонация малоразвита и невыразительна. Недостаточность своей речи он дополняет жестикуляцией.

Большинство из указанных недостатков соответствует особенностям речи нормального ребенка периода речевого развития; другие недостатки характеризуются неправильными навыками, обусловленными недостаточными и искаженными восприятиями, поступающими в слуховой анализатор. К последним относятся: глухой и слабо модулированный голос, упорные смешения звонких и глухих при явлениях озвончения глухих согласных, трудность воспитания правильных свистящих согласных.

Для выяснения и уточнения тех данных, которые характеризуют слабослышащего ребенка и возможности его дальнейшего развития и обучения, проводится обследование. Оно должно несомненно носить комплексный медико-психолого-педагогический характер. Одно из важных мест в нем занимает обследование слуха.

Отоларинголог проводит обследование слуха аппаратурным путем и при помощи речи. Логопед проводит полное логопедическое обследование, в котором должно иметь место и обследование слуха при помощи речи; хотя последнее не может обладать точностью аппаратурного обследования, но благодаря теснейшей связи слуха и речи имеет очень важное значение.

Кроме слуховых данных, в логопедическое обследование слабослышащего ребенка должны войти речевой анамнез и состояние речи в момент обследования.

При собирании речевого анамнеза важно выяснить особенности речевого развития слабослышащею ребенка до момента снижения слуха, обстоятельства и время возникновения тугоухости, последующие изменения в речевом развитии (словаря, грамматического строя, звуковой стороны речи), в общем поведении ребенка.

Выяснение формы общения между слабослышащим и его близкими, как, например, жестикуляция, использование остатков слуха, т. е. усиленная громкость речи, речь на ухо, чтение с губ и др., часто помогает понять причину несоответствия речи тугоухого и степени снижения слуха.

Практическое обследование слабослышащих и глухих детей

На базе кафедры анатомо-физиологических основ дефектологии Московского Педагогического Государственного Университета было проведено ларингологическое обследование слабослышащих, глухих и нормально слышащих студентов дефектологического факультета кафедры сурдопедагогики. В ходе непрямой ларингоскопии, проводимой зеркальным гортанным ларингоскопом диаметром 16 и 27 мм (по М. Гарсия), был проведен осмотр состояния голосовых складок и гортаноглотки.

По результатам исследования каких-либо явных дефектов в анатомическом строении и функционировании голосообразующего аппарата не выявлено. Голосовые связки подвижны и сохраняют тенденцию к нормальному голосообразованию, что должно учитываться при оказании логопедической помощи таким пациентам.

В логопедическом обследовании принимало участие 12 человек в возрасте 18-ти лет. Четверо из них имели 4-ую степень потери слуха, пятеро были с 3-ей степенью потери слуха, двое со 2-ой и один был с нормальным, сохранным слухом.

Что касаемо нарушения речи этих обследуемых, то на лицо, с 4-ой степенью потери слуха наблюдается комплексное недоразвитие речи. Прежде всего, это связано с отсутствием необходимой логопедической помощи в раннем дошкольном и школьном периодах. При попытке вызвать голос, мы могли наблюдать неправильно поставленное внешнее (обычное) и речевое (фонационное дыхание). А, как известно, именно правильное дыхание формирует нашу речь. Следовательно, при логопедическом консультировании таким пациентам необходимо перво-наперво поставить правильное речевое дыхание путем обучения дыхательной гимнастики и сделать акцент на развитие артикуляционного аппарата, поскольку только комплексный подход даст плоды при формировании вербальных средств общения (в данном случае – устной и письменной речи). Что касается обследуемых с 3-ей степенью потери слуха, то здесь ситуация обстоит ненамного, но лучше. Среди речевых нарушений точно можно выделить сигматизм и ламбдацизм, сопряженных также с нарушением фонационного дыхания. Меры воздействия, которые можно применить в данном случае, это сделать упор на фонопедические упражнения, которые способствовали бы развитию голоса, интонации и выразительности, устранению сигматизмов, формированию аффрикат и правильного дыхания, а также дикционную гимнастику. У обследуемого со 2-ой степенью среди речевых нарушений можно было отметить опять же ламбдацизм и шепелявость. Преодолевается данное речевое нарушение путем специальных (стандартизированных) логопедических упражнений. У нормально слышащего наблюдалась легкая степень заикания, основой которого являлись неврозные клонические, смыкательные голосовые судороги голосообразующего аппарата и губные артикуляционные судороги не имеющие связи с патологией слуха.

Вывод, который можно сделать, однозначен: людям, страдающим нарушениями слуха необходима логопедическая помощь. Нецелесообразным является ограничение только сурдологическими методами и приемами. Формирование речи людей с аномалией слуха – это задача двух направлений дефектологии: сурдопедагогики и логопедии. На данном этапе научно-исследовательской работы яркой связи между степенью потери слуха и нарушением речи не выявлено. Изучение данной области будет продолжено далее.

Литература:
  1. Лубовский В.И. Специальная психология. — М., 2003.
  2. Зайцева Г.Л. Жестовая речь. Дактилология. — М., 2000.
  3. Стребелева Е.А. Специальная дошкольная педагогика. — М., 2002.

Основные термины (генерируются автоматически): потеря слуха, ребенок, речевое развитие, нарушение слуха, глухой, логопедическая помощь, слабослышащий ребенок, слуховой анализатор, обследование слуха, нарушение.

Занятия со слабослышащими и глухими детьми

Глухой ребёнок не способен распознавать окружающие шумы, хотя на громкие звуки он будет реагировать из-за определённой вибрации. Слабослышащий малыш может распознавать бытовой шум, но не будет слышать ласковый шепот матери.

Записаться на прием

ДИАГНОСТИКА НАРУШЕНИЯ СЛУХА У ДЕТЕЙ

Современные роддома оснащены оборудованием, позволяющим провести аудиометрию в первые часы после рождения ребёнка. Такие измерения дают довольно точный результат. Но в силу разных причин нарушения слуха могут возникнуть позже. И многое зависит от внимательного отношения родителей к развитию малыша.

Как правило, наличие проблем со слухом выявляется на этапе развития, когда должна появиться речь. Если младенец лепечет в первые месяцы жизни, а ближе к 5 месяцам перестаёт произносить звуки – это тревожный сигнал.

Слабослышащий малыш начнёт говорить первые слова гораздо позднее своих сверстников. Эти признаки должны заставить родителей обратиться к специалистам. Чем раньше выявить нарушение слуха у ребёнка – тем легче будет проходить реабилитация и тем быстрее он адаптируется к окружающему миру.Задать вопрос

В НИИ Дети Индиго для выявления проблем со слухом применяют уникальную диагностику с вызванными потенциалами. Она позволяет не только обнаружить глухоту или степень потери слуха, но и определить, как полученные звуки и шумы обрабатываются головным мозгом. Программа позволяет врачу понять, на каком именно этапе возникла проблема со слухом: связана ли она с органическими поражениями органов слуха или обусловлена патологией нервной системы.

Метод абсолютно безопасный и не предполагает активного участия со стороны маленького пациента. В силу этого диагностика с вызванными потенциалами доступна даже для новорождённых младенцев, детей с аутизмом и задержкой речевого развития.

ВАЖНОСТЬ РАННЕЙ РАБОТЫ СО СЛАБОСЛЫШАЩИМИ ДЕТЬМИ

Слуховой анализатор сможет развиваться, если будет постоянно получать информацию из внешнего мира. Другими словами органы слуха требуют регулярной тренировки. Интенсивные занятия с педагогами позволят быстрее погрузить ребёнка в мир звуков и в результате сформировать не только слуховое восприятие, но и произношение звуков.

Работу со слабослышащими детьми важно проводить в специальной обстановке, которая расслабит малыша, при этом он сможет воспринимать обращённую к нему речь.

Реабилитация глухих детей также лучше начинать с самого рождения. Родителям не стоит отчаиваться и принимать глухоту своего малыша как данность. Практика показывает: слухопротезирование, занятия в НИИ Дети Индиго и в домашних условиях – систематические усилия помогут даже полностью глухому ребёнку к 5 годам освоить фразовую речь.

КАКИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ ЗАНИМАЮТСЯ СО СЛАБОСЛЫШАЩИМИ И ГЛУХИМИ ДЕТЬМИ

Успех занятий с глухими и слабослышащими детьми во многом зависит от квалификации и опыта специалистов. Реабилитацией детей со слуховыми патологиями занимаются логопеды, дефектологи, сурдопедагоги, психологи. На раннем этапе основные занятия проходят у сурдопедагога и логопеда.

Читать отзывы

На глазах слёзы радости от успехов дочки! Она начала говорить, причём сразу появились в речи словосочетания, а не просто звуки!

Читать отзыв полностью >>

Главная задача сурдопедагога развить у ребёнка слуховое восприятие, внимание и память. Сурдопедагог не учит малыша отдельным словам, он помогает ребёнку познавать и различать окружающие звуки, а также осваивать речь. При необходимости сурдопедагог может подобрать слуховой аппарат или кохлеарный имплантант с учётом физиологических и психологических особенностей малыша.

Логопед при реабилитации глухих детей и слабослышащих основное внимание уделяет тренировке произносительных навыков. Его задача развивать голосовое звучание, вырабатывать у малыша плавность и связность речи.

Маленьким пациентам необходима помощь обоих специалистов. Это нужно, чтобы слух и речь развивались параллельно, как при естественном развитии у здоровых детей. Успех работы сурдопедагога и логопеда во многом предопределяет оснащенность современными развивающими программами.

МЕТОДИКИ РЕАБИЛИТАЦИИ ГЛУХИХ ДЕТЕЙ И СЛАБОСЛЫШАЩИХ В НИИ ДЕТИ ИНДИГО

Программу реабилитации глухих детей специалисты составляют персонально для каждого маленького пациента. При этом учитываются все факторы: возраст ребёнка, степень нарушения слуха, особенности характера, а также сопутствующие особенности развития (ЗПР, аутизм, гиперактивность, нарушение зрения и т.д.).

Важно!

При занятии с глухими и слабослышащими детьми применять как общепризнанные методики развития слухового восприятия, речи, моторики, внимания, так и современные методы. В НИИ Дети Индиго специалисты используют авторские программы И. Королевой, Т. Грузиновой, Т. Тищенко, Э. Леонгард и др.

К примеру, метод Т. Грузиновой «Территория речи» позволяет выработать у ребёнка артикуляционную моторику, научить его говорить. Программа подходит для детей разного возраста и темперамента. Занятия проходят весело, в форме игры, малыш испытывает положительные эмоции и без труда добивается результата.

Программа И. Королёвой «Я слышу мир» предназначена для детей после кохлеарной имплантации. Ребёнок вместе с забавным персонажем – львёнком Ушариком — учиться понимать речь, распознавать и самостоятельно произносить различные звуки.Сколько стоит

Программа для слышащих детей глухих родителей. Специальная методика, совмещающая жестовый язык и звуковую речь, позволяет научить ребёнка говорить.

Для занятий со слабослышащими и глухими детьми дошкольного возраста в НИИ Дети Индиго применяют логопедическую компьютерную программу «Игры для Тигры» и авторскую методику Т. Тищенко. Эти логопедические программы позволяют не только скорректировать звуковую речь, но и научить ребёнка читать.


КЛАССИФИКАЦИЯ ГЛУХИХ И СЛАБОСЛЫШАЩИХ ДЕТЕЙ, ОСЛОЖНЕННАЯ НАРУШЕНИЯМИ В РАБОТЕ ДРУГИХ АНАЛИЗАТОРОВ

1. Глухие и слабослышащие дети с нарушением зрения

В процессе обучения глухого ребенка большая нагрузка падает на зрение. Когда изучили причины стойкой неуспеваемости глухих детей (Г.П. Бертынь), оказалось, что у более чем 50% обследованных выявлено нарушение зрения. У данной группы детей это является единственной причиной школьной неуспеваемости. Поэтому каждый ребенок с патологией слуха должен находиться под динамическим наблюдением врача-офтальмолога. Нарушение зрения в виде миопии встречается у 25% слабослышащих и у 35% глухих. Нарушения зрения приводят к повышенной утомляемости глаз и всего организма в целом, а также к постоянным головным болям.

2. Глухие и слабослышащие дети с нарушениями мышечной системы

К этой группе детей относят глухих детей с детским церебральным параличом. Они обучаются в специальных классах при школах для глухих детей. Эти дети не могут обучаться в обычном классе для глухих детей из-за мышечных поражений. При неврологическом обследовании таких детей выявляется снижение поверхностной и глубокой чувствительности конечностей. Эти нарушения лежат в основе трудностей, возникающих при обучении письменной речи и особенно при освоении дактилологии. Данные нарушения препятствуют успешной учебе в школе, снижают возможность социальной реабилитации и адаптации, даже когда у ребенка нет умственной отсталости.

3. Синдромальные формы глухоты

В настоящее время описано около 500 синдромальных форм глухоты. Продолжая исследования, ученые выявляют и дополняют к описанным новые синдромы. Ранняя клиническая диагностика, организация адекватного процесса воспитания и обучения способствуют более полной социальной адаптации и реабилитации глухих детей. Частота встречаемости синдромов Маршалла, Крузона и др. составляет примерно 1%.

4. Глухие и слабослышащие дети с задержкой психического развития (ЗПР)

В последние годы сам клинический диагноз задержки развития существенно расширился. Сюда относят детей с органическими поражениями центральной нервной системы, минимальной мозговой дисфункцией, детей, страдающих детским церебральным параличом, шизофренией, различными соматическими заболеваниями, другими неврологическими и психическими заболеваниями. Многие дети, поступившие в школу с диагнозом «задержка психического развития», в результате адекватного педагогического воздействия в условиях санаторной школы впоследствии продолжают получать образование по обычной программе в школах для глухих и слабослышащих детей.

5. Глухие и слабослышащие дети с умственной отсталостью

Известно, что при работе с глухими и слабослышащими детьми с нарушениями интеллекта трудно добиться необходимого эффекта при обучении, в то же время глухой ребенок с сохранным интеллектом очень часто достигает высоких результатов при обучении. У глухих детей может быть различная форма умственной отсталости — как олигофрения, так и деменция. Глухие дети с неосложненной формой олигофрении имеют благоприятный прогноз, очень часто вполне социально реабилитированы. У глухих детей с прогредиентными заболеваниями (шизофрения, эпилепсия и др.), приводящими к прогрессированию умственной отсталости, прогноз отрицательный как в отношении социальной адаптации, так и жизни в целом. Во время обучения таких детей возникает необходимость их вывода на обучение по индивидуальной программе на дому.

На основании классификации различных групп детей с нарушениями речи, произведенной Р. М. Боскис, осуществляется дифференцированное специальное обучение детей с нарушениями слуха. В соответствии с выделенными категориями детей в педагогической классификации были созданы различные типы школ:

♦ специальная школа для глухих детей;

♦ специальная школа для слабослышащих и позднооглохших детей. В ее состав входят два отделения: первое — для детей, владеющих развернутой речью; второе — для детей с глубоким недоразвитием речи.

Одно из важных направлений в сурдопедагогике связано с совершенствованием педагогической классификации. Эта проблема очень актуальна, т.к. в каждом типе специальной школы есть дети, у которых наблюдается сложный дефект в виде сочетания нарушения слуха с задержкой психического развития, с патологией характера и поведения, нарушением опорно-двигательного аппарата и т.д. Всестороннее изучение особенностей развития детей со сложными дефектами, совершенствование их педагогической классификации будет способствовать повышению уровня коррекционной учебно-воспитательной работы и определит более четкие критерии для отбора этих детей в особые классы внутри специальной школы для глухих и слабослышащих.

«Неделю мы просто плакали»: история мамы глухого ребенка — Статьи — Дети 3-7 лет

Фото из личного архива автора

У каждого десятого ребенка в нашей стране возникают те или иные проблемы со слухом. Причем у 40% речь идет о четвертой стадии глухоты, когда человек практически ничего не слышит, подсчитали в Федеральном научно-клиническом центре оториноларингологии ФМБА России. Сейчас в мире живет около 32 млн детей, страдающих от потери слуха, отметила в ВОЗ. А появиться эти нарушения могут как из-за наследственности, так и после перенесенных инфекций или в результате травм. 

Сережа дважды с успехом прошел аудиотест

О своей первой беременности я узнала, когда находилась в длительной командировке в Иране. Мы с мужем прожили там четыре года. Мы даже не предполагали, что у нашего ребенка могут возникнуть какие-то проблемы со здоровьем, тем более – нарушения слуха.

Всю беременность я соблюдала рекомендации врачей и, конечно же, ни о каких вредных привычках и речи не было. В роддоме и через месяц после рождения Сереже сделали аудиотест, который он дважды успешно прошел. Значит, он слышал? Или тест сделали неправильно?

Сереже было два месяца, когда вопрос педиатра на очередном осмотре заставил меня насторожиться: «Ваш сын реагирует на музыкальные игрушки?» Но ведь два аудиотеста были положительными, врачи отказывались нас повторно проверять. Педиатр решила, что я себя зря накручиваю.

Но мы все-таки настояли на своем. На этот раз Сережа тест не прошел. Из поликлиники нас отправили в областную больницу. И снова аудиотест мы не прошли.

Первую неделю мы просто плакали

Окончательный диагноз «глухота» сыну поставили, когда ему было чуть больше трех месяцев. Первую неделю после этого мы просто плакали, днями и ночами. Я не могла смотреть на ребенка. Посмотрю – и сразу слезы, поцелую – так вообще истерика.

Тяжелее всего было принять диагноз. На это у нас с мужем ушло полгода. Врачи в областной больнице сказали, что глухота не лечится, дали брошюры про кохлеарную имплантацию и отпустили домой на четыре месяца. Поддержки как таковой не было, рекомендаций сначала – тоже.

Мы искали «волшебную пилюлю от глухоты», и только когда уже не осталось сил на поездки в разные города к сомнительным врачам, когда было потрачено много средств на какие-то лекарства, когда мы морально измотали себя и всех близких, мы сказали себе: «Стоп».

Фото из личного архива автора

Операции сыну сделали по квоте

Мы поняли, что теряем драгоценное время. Именно тогда началась наша новая жизнь.  

Когда сыну исполнилось шесть месяцев, мы стали надевать ему слуховые аппараты и следить за его реакцией на звуки. Нам посоветовали постоянно разговаривать с ребенком, включать музыку, греметь в барабаны – учить слушать с помощью аппаратов.

Но слуховой аппарат надевается на ухо и просто усиливает звук. При глухоте ребенок не сможет с его помощью, к примеру, разобрать речь. Сереже нужны были кохлеарные имплантаты и операция.

Кохлеарный имплантат состоит из двух частей: одна надевается на ухо ребенка, вторая находится в его голове. В возрасте один год и восемь месяцев Сереже сделали кохлеарную имплантацию на одно ухо, а через год – на второе. Обе операции сыну сделал в Воронеже по квоте московский хирург.

Сережа лечит все свои игрушки

Сережа растет очень активным мальчиком. Самое любимое его занятия – это прогулки. Будь его воля – жил бы на улице среди этих горок и качелей.

Но и дома он не сидит без дела. Совсем недавно мы купили ему кухню и теперь каждый день он балует нас пиццей из пластилина, пирожками из кинетического песка, шишечным жарким и другими вкусностями.

Еще Сережа очень любит рисовать и даже танцевать, ведь теперь он слышит музыку, даже самую тихую. А в последнее время увлекся «медициной»: лечит все свои игрушки, делает маме и папе дренажный массаж, чтобы они не кашляли.

Фото из личного архива автора

В плане занятий он у нас герой. С девяти месяцев он ежедневно занимается со мной, в полтора года начал работать со специалистами: мы четыре раза в неделю ездили в Воронеж к педагогам – дефектологу и логопеду. Посещали развивашки, раз в три месяца ездим в реабилитационный центр, в котором проводим по 2-3 недели.

Именно благодаря такой работе у Сережи отставание от сверстников в речи не такое огромное, но оно есть, и мы усердно работаем с этим. Сейчас сын постоянно болтает.

Через месяц Сережа пойдет в детский сад. У него очень много друзей. Он с ними прекрасно общается. А еще у него есть много друзей из реабилитационного центра, таких же «ушариков», как мы называем наших детей. Есть двоюродные и троюродные братья и сестры его возраста. Знакомых много по всей России.

От нас не отвернулся никто

Самое сложное в уходе за слабослышащим ребенком – нельзя что-то объяснить, успокоить ласковыми словами, когда ребенок плачет. До того как мы надели сыну слуховые аппараты, приходилось поддерживать его мимикой, объяснять жестами элементарные вещи, но это далось нелегко.

Конечно, имплантат сильно заметен, многие пристально смотрят на наши аппараты, кто-то задает вопросы. Но я спокойно могу рассказать об их назначении, детям постарше даже показываю мультик про Ушарика (там герой с кохлеарным имплантом). Конечно, были люди, которые с опаской смотрели на сына. Но потом они видели, как Сережа весело и беззаботно носится с другими детьми по площадке, и успокаивались.

Нам повезло с друзьями и знакомыми. Не отвернулся никто. Все Сережу очень любят и готовы прийти на помощь в любую минуту. Бабушка с дедушкой своего (пока – единственного) внука любят безумно.  

Фото из личного архива автора

С появлением в нашей семье такого малыша жизнь изменилась, и это факт. Мы с мужем научились преодолевать трудности сообща, стали еще ближе. Мы поддержка и опора друг для друга и для сына.

Мы знаем, что впереди будут трудности, но мы к ним готовы, настроены решительно и этот настрой хотим передать Сереже. Сейчас он еще не совсем понимает, что он отличается от других детей. Но совсем скоро начнет задавать вопросы. Мы к ним  готовы.

У нас миллион планов на будущее: показать сыну много новых стран, городов; научить его преодолевать любые трудности на пути, научить его ценить себя и жизнь.

Читайте также: Мой ребенок не видит: история мамы.

Leave a comment